Главная страница О предприятии История Трое в штатском и подводная лодка

Трое в штатском и подводная лодка

СКЦ Росатома – это сегодня эффективное, владеющее высокими технологиями и оснащенное современной техникой предприятие, на которое возложены многочисленные функции и задачи, но в данной статье рассмотрим только наиболее узкое направление деятельности, о «трех в штатском и подводной лодке».

В небольшом кабинете главного здания Росатома на Большой Ордынке два человека круглосуточно и неотрывно смотрят на огромный телевизионный экран на стене и мониторы на столе. Таким образом одновременно можно наблюдать эфир всех федеральных телеканалов страны и контролировать состояние датчиков радиационной безопасности важнейших предприятий отрасли. За соседним столом их коллега ежеминутно изучает новостные сайты в Интернете, щелкая компьютерной мышью и изредка поглядывая на светящийся стенд на стене. Эти трое первыми узнают о любом ЧП, связанном с атомной безопасностью, произошедшем в любой точке земного шара. Молчаливые людей в штатском  - сотрудники Ситуационно-кризисного центра Росатома (СКЦ). Центра, в который стекаются абсолютно все сигналы и данные о любом, даже самом незначительном происшествии в атомной отрасли. В декабре этого года СКЦ отметит свое 15-летие со дня основания.

Око мирного атома

История этой важной отраслевой части управления, обеспечивающей информационно-коммуникационную и аналитическую поддержку принятия решений руководством отрасли, началась в 1998 году. Тогда начальство Минатома посчитало необходимым создать информационно-аналитический центр по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций на ядерно-радиационных объектах. В эти дни СКЦ исполнится полтора десятка лет, по прошествии которых ведомство нынешнего руководителя Алексея Снытникова стало по-настоящему неотъемлемой частью Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, можно сказать, сердцем мирного атома. А те трое сотрудников службы мониторинга, круглосуточно отслеживающие всю картину радиационной безопасности в мире, – настоящее око безопасности.

По словам Снытникова, «сотрудники службы мониторинга и оперативного реагирования – это люди, которые проходили военную службу в 12-м главке, в оружейном комплексе. Они отлично знают свой «предмет» и на своих рабочих местах отслеживают всю необходимую информацию, в том числе и через СМИ». Единичные случаи, когда о ЧП в службе мониторинга узнают не от замешкавшихся по каким-то причинам дежурных соответствующих служб предприятий, на которых сложилась нештатная ситуация, а именно из новостей, телевизионных или в Интернете.

Так было, например, во время аварии на Фукусиме.

«В нашей дежурной команде есть старший смены, «второй» и «третий» номера, - рассказывает Алексей Снытников. – Как только появляется какая-то критическая информация, специальные поисковые программы нашей диспетчерской подают сигнал, после чего «третий» номер, а он аналитик, этот сигнал изучает». Затем специалисты службы действуют по регламенту. Первым делом необходимосвязаться с предприятием, сообщившем о ЧП, и подробно выяснить все детали, от которых, как и в любом деле, зависит многое. Например, рассказывает руководитель СКЦ, часто поступает просто ложная информация, опровергнуть которую может только дежурный на том конце провода. Такие редкие случаи бывают тогда, когда через СМИ «доброжелатели» запускают какую-нибудь «утку», чтобы добиться необходимого общественного резонанса. Естественно, специалистам СКЦ приходится проверять все сообщения без исключения и хорошо, если они окажутся дезинформацией или обычной ошибкой электроники. Ведь даже сложно представить, что начинает происходить в СКЦ, если информация о ЧП с места происшествия будет подтверждена.

Внутри субмарины

«Подводной лодкой» сотрудники СКЦ между собой называют зал совещаний Отраслевой комиссии по чрезвычайным ситуациям (ОКЧС). Дизайн помещения то ли в шутку, то ли всерьез и в самом деле напоминает борт субмарины. Полная изоляция от внешнего мира, круглые псевдоиллюминаторы, зал, напичканный электроникой, и огромный монитор на стене – все это, как минимум, напоминает антураж какого-нибудь сверхсекретного объекта из голливудского боевика. Алексей Снытников не без гордости сообщает: «В «подводной лодке» установлено самое современное оборудование. В ней созданы уникальные возможности для видеоконференций: одновременно можно проводить совещание с 20 участниками, а экран можно разбивать на значительно большее количество собеседников. А вот аудиоконференцию можно запросто проводить хоть с сотней участников». Правда, добавляет Алексей Александрович, это проблематично, поскольку говорить в микрофон можно лишь по очереди, иначе получается настоящая звуковая какофония.

Кстати, слово «авария» в СКЦ употребляют редко. Члены ОКЧС оповещаются о «нештатной ситуации», и служебная система срочно вызывает в «подводную лодку» всех должностных лиц, где бы они в эту минуту не находились. В то же время, пока руководство собирается на экстренное совещание, сотрудники оперативно-диспетчерского подразделения подают информацию в аварийные технические центры госкорпорации и в центры технической поддержки всех смежных родственных организаций других министерств и ведомств с тем, чтобы от них получить экспертную поддержку. Специалисты иных подразделений СКЦ также готовят необходимые материалы для работы ОКЧС. Секрет в том, что сегодня СКЦ активно взаимодействует не только практически со всеми предприятиями отрасли, но и с Центром оповещения Администрации Президента РФ, ФСБ, Минобороны, МВД, МЧС, а также контактирует с аналогичными центрами в США, Европе и Азии. Кроме того, СКЦ непосредственно осуществляет функции национального пункта предупреждения и национального пункта связи, выполняя тем самым международные обязательства нашей страны в рамках МАГАТЭ. И пока члены ОКЧС торопятся на Большую Ордынку, специалисты СКЦ уже готовы поделиться с ними объективной информацией экспертного сообщества. Далее начинается работа отраслевой комиссии ОКЧС с использованием возможностей видео-конференции со всеми экспертами из различных организаций, на которой и принимаются все важнейшие решения по возникшей проблеме.

Вот с кого надо брать пример!

Как и любая оперативная служба, находящаяся в постоянной готовности к мгновенному реагированию на создавшуюся проблему, СКЦ должно держать в форме все свои подразделения и своих специалистов. Помимо того, что СКЦ проводит учения так называемого информационного взаимодействия (например, только в первом полугодии этого года 7 раз такие учения проводились совместно с МАГАТЭ и 175 раз совместно с предприятиями отрасли), сотрудники центра выезжают на самые реальные места возможных ЧП. Последний раз такая масштабная акция проводилась на Калининской АЭС в сентябре этого года, а в августе состоялись учения при Министерстве обороны.

«Тогда, кстати, – отмечает Алексей Генерального штаба Минобороны, давая оценку работе своих подразделений, указал, что надо брать пример с Росатома!».

Сегодня на территории нашей страны несколько десятков объектов, которые отнесены к ядерно-радиационно-опасным.

«Соответственно, – добавляет Снытников, – зона пристального внимания отнесена именно к ним. У нас в СКЦ эксплуатируется информационно-коммуникационная система ядерно-радиационной безопасности, которая включает в себя современные цифровые телефонные станции, центр обработки данных, мощную систему хранения информации, информационно- аналитический комплекс и т.д. Все эти предприятия в нее включены». Можете себе представить объемы работы и груз ответственности, возложенный на плечи сотрудников центра? Потому, уже почти прощаясь, я не мог не спросить у руководителя СКЦ, наверное, об одном самом главном аспекте в деятельности его ведомства: какими качествами должен обладать сотрудник СКЦ?

И оказалось, что помимо высокого профессионализма и преданности отрасли и стране, Алексей Снытников ценит в сотрудниках доброжелательность, ответственность и умение сохранять гармонию в семье. «Ведь самое главное, – добавил руководитель СКЦ, – чтобы наш сотрудник был просто порядочным человеком».